27 C
Москва
Среда, 17 августа, 2022

Новые статьи

Роберт Герстнер: «Я повинуюсь Музе»

Роберт Герстнер: «Я повинуюсь Музе»
Роберт Герстнер: «Я повинуюсь Музе»

Бренд Aedes de Venustas (Аедес де Венустас — «Храм Красоты» — лат.) был создан Робертом Герстнером (Robert Gerstner) и Карлом Брадлом (Karl Bradl) в 1995 году, под его вывеской был открыт ставший позднее необычайно популярным парфюмерный магазин в нью-йорском Уэст-Виллидже. В 2012 году появляется одноименный аромат — Aedes de Venustas, после его заслуженного успеха (Роберт и Карл обладают исключительным коммерческим чутьем) в линии появился второй аромат — Iris Nazarena. В 2016 году увидел свет уже 6-й (!) аромат от Aedes de Venustas — Cierge De Lune.

Карл Брадл и Роберт Герстнер — создатели Aedes de Venustas
Карл Брадл и Роберт Герстнер — создатели Aedes de Venustas

Для обсуждения столь стремительной экспансии марки, парфюмерных тенденциях и Музы, ответственной за вдохновение при создании новых композиций, мы встретились с Робертом Герстнером, который прилетел в Москву для презентации своей парфюмерной новинки.

Фото: Алексей Дупляков

Интервью Виктора Гостищева с Робертом Герстнером Aedes de Venustas, фото 1

Компания, которая представляет вас на российском рынке, работает таким образом, что все ведущие журналисты и топовые блогеры нашей страны очень хорошо знают марку Aedes de Venustas. Вокруг нее очень много любви, восторгов, а новый аромат Cierge De Lune, по признанию авторов свежих статей и очерков, несмотря на свою очевидную «нишевость», получился словно искусное произведение contemporary art, навевающее понятные ассоциации и параллели. Как после пяти достаточно напряженных и объемных в своем звучания ароматов вы пришли к идее создания столь лаконичной и утонченной композиции?

У каждого аромата Aedes de Venustas — своя Муза. Чаще всего, в ее качестве выступает какой-то выдающийся цветок. Когда мы впервые с Карлом познакомились с ароматом цветущей Царицы Ночи, то отметили, что неповторимость и притягательность ее аромата гораздо сильнее наших представлений об аромате вообще. Например, Карл не любит ноты ванили, но в нашем новом аромате они есть — Царица Ночи, как истинная Муза, преподнесла нам своеобразный урок, научив любить то, что раньше находилось вне нашего понимания. Повинуясь нашей новой Музе, мы захотели преподнести аромат ванили по-особенному, не желая предложить миру еще один скучный кондитерский ванильный аромат.

Cierge De Lune — это не про кондитерскую. Это про ночь, тайну и мимолетность жизни.

Интервью Виктора Гостищева с Робертом Герстнером Aedes de Venustas, фото 2

Справка glossymag.ru: Cierge De Lune (Лунная Свеча — фр.), — кактус Selenicereus Pteranthus, 20-метровый исполин, покрывающийся в период цветения внушительными, до 30 сантиметров соцветиями, истончающими пряный аромат с нотами ванили и мускуса. Цветет исключительно ночью, а под первыми лучами восходящего солнца великолепные цветки мгновенно жухнут и опадают

Когда мы начали изучать информацию о цветке, то наш взгляд был буквально прикован к тому факту, что это истинная «королева ночи». Цветок, который растет в пустыне и распускается исключительно ночью, когда очень холодно. И он не просто цветет всего четыре часа — ему еще нужно выжить во время этого холода, ветра… Нас вдохновила не только нота аромата, но и то, что происходит вокруг этого цветка.

Цветение Королевы Ночи очень похоже на жизнь русских в зимний период…

(Смеется.)

Интервью Виктора Гостищева с Робертом Герстнером Aedes de Venustas, фото 3

Скажите, а кто придумал этот совершенно гениальный флакон, как основной, так и travel, мини версии? Кто автор? Как вы пришли к этой концепции?

Как-то Карл гулял по блошиному рынку и нашел очень интересную крышечку из 20-30-х прошлого века, ему очень понравился дизайн. Мы оттолкнулись от этой находки, и она стала нашей своеобразной подписью. Но затем мы стали искать дизайн того флакона, который украсил бы крышку — чтобы они вместе работали гармонично. Мы уехали во Францию на самый старый стеклодувный завод, где как раз и производят те самые флаконы. Так родился флакон Aedes de Venustas.

Интервью Виктора Гостищева с Робертом Герстнером Aedes de Venustas, фото 4

А кто придумал travel-версию флакона?

Нужно было опять же отталкиваться от дизайна крышечки и найти для нее что-то меньше, какой-то флакон, который подходил бы для того, чтобы его можно было взять с собой и, опять же, который подчеркивал бы красоту этой крышечки. И когда мы вместе все это скооперировали, то нашли тот самый дизайн этого флакона.

Признайтесь, Вам много комплиментов делают по поводу вашего дизайна?

Да, безусловно, потому что когда идешь в дорогой и красивый магазин, и там действительно сразу же все внимание акцентируется на золотой крышечке, сразу подмечается сам флакон, появляется заинтересованность — поэтому, да, мы получаем много комплиментов.

Интервью Виктора Гостищева с Робертом Герстнером Aedes de Venustas, фото 5
Интервью Виктора Гостищева с Робертом Герстнером Aedes de Venustas, фото 6

У вас получился очень тяжелый флакон. Это преднамеренная задача — для того, чтобы придать больший вес в том числе и ценности объекта?

Когда мы приехали на этот старинный завод и начали искать подходящий дизайн для флакона, нашли этот дизайн, сделали первую версию, но флакон был достаточно легким и не таким выдающимся. Видя нашу реакцию, нам предложили другой вариант: заливать стекло в специальную форму и пока оно еще не застыло, создать в нем пустоту, отсюда и дно — не всегда прямое или не очень правильной формы. Эта пустота визуально не очень велика, но ее объем ровно такой, чтобы в ней поместилось 100 мл парфюмерной воды. Это было задумано специально для того, чтобы флакон приобрел особый вид и выглядел более тяжелым и красивым.

Получается, что эта же тенденция прослеживается и в travel-версии, которую все, как правило, пытаются облегчить?

Да, действительно, была задумка сохранить некую тяжесть и значимость, поэтому оставили свой почерк и в travel-варианте.

Интервью Виктора Гостищева с Робертом Герстнером Aedes de Venustas, фото 7

То есть придать излишний вес флакону — это просчитанная преднамеренность. А прослеживается ли эта концепция при создании ароматов? Вы создаете ароматы, служащие масками, или ароматы, которые, напротив, располагают к общению и помогают с первых нот рассказать о собеседнике?

В каждом аромате Aedes de Venustas есть маска и тайна, но есть и что-то особенное, что подчеркивает личность человека. И вот тут я хочу уточнить, что подчас аромат может придать личности и нечто большее, нежели в ней содержится. Ну например, аромат табака или ладана… Последний, в каком-то умозрительном измерении — священная нота, мистическая, сама по себе рисующая историю, и может рассказать какую-то особую историю и о человеке, который его носит.

Интервью Виктора Гостищева с Робертом Герстнером Aedes de Venustas, фото 8
Интервью Виктора Гостищева с Робертом Герстнером Aedes de Venustas, фото 9

Во всех ароматах марки, включая новинку, есть очень интересная нота, которая передает индивидуальность и остается «при носке» практически в первозданном виде, это сделано преднамеренно?

В самом первом аромате Aedes de Venustas не было того самого ожидаемого треугольника-пирамиды, к которому мы все привыкли: верхних нот, сердца и базы. В его основе — аромат ревеня, и все закручено лишь вокруг него, образовывая по мере развития новые комбинации, которые каждому слышатся особо. В последующих композициях также присутствует этот эффект развития, но не столь явно. Хотя, на каждом человеке ароматы Aedes de Venustas раскрывается по-разному, мы не стремились к подобной «красной нити» — каждый раз мы концентрировались на новых задачах.

Сколько проб вы делаете в технологической цепочке создания одного аромата?

Все зависит от главного носа. Парфюмер должен понять, чего мы хотим.

Иногда это три месяца, иногда два года, а иногда и один день.

А были тяжелые случаи, когда это было очень непросто и долго? Результат оправдал ожидания?

Да, сегодня я точно могу сказать, что результат всегда стоит этого труда. (Улыбается.) И не только потому, что у каждого парфюмера есть свое видение. Композиция должна настояться, чтобы красиво раскрыться.

Но труд того стоит.

Интервью Виктора Гостищева с Робертом Герстнером Aedes de Venustas, фото 10

Каждый город имеет свой запах, чем по-вашему пахнет Москва?

Нельзя сказать, чем определенно пахнет Москва, но этот город ассоциируется с тяжелым, интересным, глубоким и дорогим ароматом.

Интервью Виктора Гостищева с Робертом Герстнером Aedes de Venustas, фото 11

Можете ли Вы рассказать о своем видении предпочтений российского потребителя, есть ли разница между российскими и, скажем, французскими или азиатскими клиентами?

Для нас, как для компании, важно не разделять потребителя по национальным признакам. Важно, чтобы ароматы понравились всем, независимо от национальной принадлежности.

Интервью Виктора Гостищева с Робертом Герстнером Aedes de Venustas, фото 12

А как же японская аудитория? Вы не хотите попасть на японский рынок?

Азиаты любят невесомые легкие ароматы, но мы не будем делать аромат специально для этого рынка, потому что это будет уже не наша история, а лишь специальный аромат для азиатского рынка.

Вы не изменяете своей Музе, которая направляет вас с Карлом на создание той или иной композиции?

Никогда!

Интервью Виктора Гостищева с Робертом Герстнером Aedes de Venustas, фото 13

Комментарии

Новые статьи

Не пропусти