6.6 C
Москва
Пятница, 17 сентября, 2021

Новые статьи

Стиль превыше всего

Любители исторических музеев могут только подтвердить: главным украшением благородной женщины в любую эпоху считались блистательные драгоценности для головы и прически. Тиары, диадемы, короны и легкие эгреты много десятилетий были важными составляющими ассортимента уважающей себя марки. Для императорских, королевских и царских дворов ношение подобных, весьма, кстати, непростых в носке вещей, считалось искусством обязательным. Собственно, рассуждать о популярности ювелирных вещей для головы и прически в прошлых веках вряд ли имеет большой смысл: как мы уже сказали выше, в этой популярности легко убедиться, посетив хотя бы один исторический музей.

Украшения для головы и прически практически полностью и почти мгновенно исчезли после Второй мировой войны: именно так сказывалось чрезвычайно бурное время той эпохи. Впрочем, эти предметы благополучно исчезли бы и после Первой мировой войны, если бы не влиятельный стиль ар-деко, появившийся в 1925 году. Этот последний «большой» стиль по-своему переосмыслил некогда классические ювелирные вещи.

Так, вместо сложных и громоздких предметов в моду надежно вошли почти невесомые ювелирные бандо и эгреты. Заслуженными специалистами по первым драгоценностям считали дома Garrard, Cartier и, уже чуть позже, с 1932 года, Chanel. Специалистами по эгретам, — небольшим украшениям с эффектным птичьим пером в центре, считаются Дома Chaumet и Boucheron.

Кэри Маллиган в роли Дейзи Бьюкенен в фильме «Великий Гэтсби». Кэри Маллиган в украшениях с бриллиантами и жемчугом от Tiffany & Co.
Кэри Маллиган в украшениях с бриллиантами и жемчугом от Tiffany & Co. в роли Дейзи Бьюкенен в фильме «Великий Гэтсби»

Итак, бандо, — а именно широкие ювелирные «ленты», которые полагалось носить на лбу, — и эгреты, пусть и не надолго, но все-таки смогли продлить жизнь украшениям для головы и прически. Но, начиная с 1950-х годов, эти драгоценности перешли в разряд «драгоценностей на заказ»: в подавляющем большинстве случаев их заказывали для дорогостоящих и пышных свадебных торжеств.

Шарлиз Терон на церемонии вручения премии Золотой Глобус 2015 в тиаре-бандо Fred Leighton
Шарлиз Терон в тиаре-бандо Fred Leighton на церемонии вручения премии Золотой Глобус 2015
Graff, бриллиантовая тиара
Graff, бриллиантовая парюра, включающая тиару

Маленькие же, миниатюрные, но такие нежные и изысканные украшения для прически продолжал делать лишь только великий французский ювелирный дом Chaumet, в клиентах которого значится сам Наполеон Бонапарт и две его жены.

Ювелирные мастера Chaumet на протяжении 1980-2000-х годов изготавливали бриллиантовые булавки и миниатюрные аметистовые заколки, которые могли одновременно служить и в качестве небольшой броши.

Найти драгоценности для головы и прически можно было также у американского бриллиантового гиганта Harry Winston (такие вещи предоставлялись знаменитостям для прохождения оных по красной ковровой дорожке, например, на церемонии вручения «Оскара»), а также у японского жемчужного магната, исторического Дома Mikimoto.

Скарлетт Йоханссон на оскаровской вечеринке Vanity Fair 2005
Скарлетт Йоханссон на оскаровской вечеринке Vanity Fair, 27 февраля 2005 г.

Привычно делал для британской короны подобные предметы и старейший почтенный английский Дом Garrard, бывший в начале прошлого века поставщиком британского двора. Остальные же ювелирные компании работали в данном жанре исключительно «под заказ».

Тиара королевы Марии, изготовленная E. Wolff & Co для Garrard в 1919 году
Тиара «Русская бахрома» королевы Марии Текской, изготовленная E. Wolff & Co для Garrard в 1919 году
Королева Елизавета в тиаре королевы Марии со своим мужем принцем Филиппом, герцогом Эдинбургским, в Букингемском дворце после их свадьбы, 1947 г.
Королева Елизавета в тиаре «Русская бахрома» королевы Марии Текской со своим мужем принцем Филиппом, герцогом Эдинбургским, в Букингемском дворце после их свадьбы, 1947 г.
Принцесса Диана в тиаре «Любовные узелки» по дороге на открытие парламента, 1981 г.
Принцесса Диана в тиаре «Любовные узелки» по дороге на открытие парламента, 1981 г.
тиара-бандо Garrard, 1932 г.
Garrard, тиара-бандо, 1932 г.
Меган Маркл в день свадьбы в тиаре-бандо Garrard 1932 года, 2018 г.
Меган Маркл в день свадьбы в тиаре-бандо Garrard 1932 года

Однако на рубеже 2000 и 2010-х годов довольно неожиданно для широкой публики драгоценные вещи для головы и прически довольно резко вошли в моду: в 2011 году свои варианты этих вещей предложили почти все французские ювелирные марки, справедливо считающиеся законодателями всех возможных дорогих тенденций. За французами стремительно последовали итальянцы — например, модная марка Pasquale Bruni, развивавшая породистые флористические мотивы.

Элизабет Тейлор в тиаре Майка Тодда на Каннском кинофестивале, 1957 г.
Элизабет Тейлор в антикварной тиаре, подаренной мужем Майком Тоддом, на Каннском кинофестивале, 1957 г.

В свою очередь дом Chaumet, для которого такие драгоценности всегда были архиважными, начал выпускать целые коллекции легкокрылых тиар, создаваемых в ателье марки на Вандомской площади Парижа.

Более того, за эстетическую основу обычных колец, ювелирных часов и браслетов в Chaumet брали дизайн своих исторических тиар (их постоянную выставку можно увидеть в небольшом музее Chaumet все на той же Вандомской площади).

Chaumet, тиара Wheatsheaf, Париж
Chaumet, тиара Wheatsheaf в экспозиции дома-музея Chaumet, Париж, 1811 г.

К таким собраниям относится мгновенно ставшая легендарной коллекция «Жозефина», названная так в честь первой супруги Наполеона Бонапарта. Грушевидное навершие императорской тиары проявилось в характерных кольцах, драгоценных вечерних часах и парадных серьгах этой коллекции дома Chaumet.

Chaumet ара Joséphine Aigrette Impériale
Chaumet, тиара Joséphine Aigrette Impériale

Но и другие дома также охотно вносили свою лепту в благородное дело прославления драгоценностей для головы и прически. К примеру, Harry Winston использовал для изготовления тиар лучшие и самые крупные, фирменные бриллианты, а компания Mikimoto — самый прекрасный жемчуг с собственных плантаций в Японии.

В Cartier сполна отдавали дань сияющим аквамаринам, то есть тем камням, которые «принимали участие» в тиарах и диадемах начала XX века. В швейцарской марке Piaget, известной своими пристрастиями к стилю диско, тиары могли переформатироваться в колье, броши, браслеты и серьги. То же самое происходило и с диадемами великой французской марки Boucheron, что было абсолютно созвучно историческим вещам и драгоценной философии бренда.

Сальма Хайек оформила бриллиантовое и жемчужное ожерелье Boucheron в виде тиары на церемонию вручения премии «Оскар» 2020
Сальма Хайек оформила бриллиантовое и жемчужное ожерелье Boucheron в виде тиары на церемонию вручения премии «Оскар» 2020

Что говорить, бриллиантовые, то есть дорогостоящие вещи для головы и прически стали носить не только вечером — в театр или на торжественный раут, но и днем, причем с дневным дресс-кодом. Первопроходцем в данном случае выступила очень молодая, но уже очень перспективная французская марка Messika, которая специализируется исключительно на бриллиантовых украшениях.

Мода на ювелирные предметы для головы и прически продержалась на удивление долго — почти десять лет. И даже сегодня ювелиры лучших марок не отказывают себе в удовольствии презентовать новую тиару: конечно, в этом есть не только эстетический смысл. Как никакой другой предмет в ювелирном искусстве, драгоценность для головы и прически передает всю сложность ювелирного дела: создание таких вещей многие ювелиры почитают как некий экзамен на техническое совершенство. И в этом они абсолютно правы: нам же, зрителям драгоценного театра, остается только методично аплодировать наиболее выдающимся образцам.

Комментарии

Новые статьи

Не пропусти

0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x