30.2 C
Москва
Воскресенье, 26 июня, 2022

Новые статьи

«Я была единственным ребенком»… Почему Марлен Дитрих вычеркнула сестру Элизабет из своей жизни

«Я была единственным ребенком»... Почему Марлен Дитрих вычеркнула сестру Элизабет из своей жизни
«Я была единственным ребенком»... Почему Марлен Дитрих вычеркнула сестру Элизабет из своей жизни

В знаменитом документальном фильме «Marlene» (1984), снятом Максимилианом Шеллом, его главная героиня Марлен Дитрих утверждала, что была единственной дочерью у своих родителей. Несмотря на жесткую категоричность этого высказывания, ее собеседник попытался отметить, что оно не соответствует действительности, и начал фразу с вежливого «Позвольте…». «Нет!» — моментально ответила, как отрезала, Марлен и отправила Максимилиана к «мамочке Шелл», чтобы та «научила его хорошим манерам». Впрочем, актриса тут же сменила гнев на милость, вспомнив о совместной работе над фильмом «Нюрнбергский процесс» 1961 года: «В этой роли вы были великолепны, просто великолепны»…

Максимилиан Шелл в фильме «Нюрнбергский процесс», 1961 г.
Максимилиан Шелл в фильме «Нюрнбергский процесс», 1961 г.

…О чем на самом думала Марлен Дитрих, когда после долгих лет разлуки ехала на встречу со своей старшей сестрой Элизабет в апреле 1945 года, можно только гадать. Наверняка всплывали в памяти детские шалости, совместные игры, секреты и наивное чувство, что счастье не закончится никогда. Но скорее всего вспоминалась попытка вывезти в США ее и мать из Германии еще до начала войны, чтобы спасти от коричневой чумы, их отказ от переезда, и самое страшное — осознание причастности дорогой сердцу Лизель к тому, что Марлен ненавидела больше всего — фашизму. А противостояла ему немка Дитрих несравнимо яростнее, чем другие голливудские звезды.

Марлен Дитрих (справа) с родителями и сестрой Элизабет. Отец — Луи Эрих Отто Дитрих, лейтенант имперской полиции, умер 5 августа 1908 года в возрасте 40 лет; мать — Вильгельмина Йозефина Фельзинг, умерла в ноябре 1945 года в Берлине в возрасте 69 лет
Марлен Дитрих (справа) с родителями и сестрой Элизабет. Отец — Луи Эрих Отто Дитрих, лейтенант имперской полиции, умер 5 августа 1908 года в возрасте 40 лет; мать — Вильгельмина Йозефина Фельзинг, умерла в ноябре 1945 года в Берлине в возрасте 69 лет

Дитрих уехала в Америку за три года до прихода нацистов к власти. Голубоглазая дива с точеными скулами и бровями вразлет, известная своими яркими образами в картинах «Голубой ангел», «Марокко» и «Шанхайский экспресс», активно снималась в Голливуде, могла похвастаться мировой славой, блистала на светских вечеринках, сводила с ума поклонников и близко не могла предположить, в какую бездну скоро скатится ее родная Германия.

Свой выбор Дитрих сделала сразу: никакого сотрудничества с нацистами. Ответив резким отказом министру пропаганды Германии Йозефу Геббельсу на предложенный им карт-бланш на творчество на Родине, в случае ее возвращения, в марте 1937 года Марлен запросила американское гражданство. А предлагалось звезде, которую боготворил сам Адольф Гитлер, немало: огромные гонорары (200 тысяч рейхсмарок за роль), свобода выбора режиссера, продюсера и фильма. Только бы «Голубой ангел», как ее звали, согласилась служить Рейху.

Гораздо позже, в 1991 году в своем последнем интервью, на вопрос журналиста журнала Der Spiegel: «На чем основывался Ваш антифашизм?», она ответила: «На чувстве приличия!» В этой короткой фразе — суть Марлен, ее человеческое достоинство и величие.

Марлен Дитрих на лайнере «SS Europa». Фото Paul Cwojdzinski, 1933 г.
Марлен Дитрих на лайнере «SS Europa». Фото Paul Cwojdzinski, 1933 г.

Вместо слов Дитрих вступила в свою собственную битву с нацизмом. Узнав о гонении евреев в Германии, она приняла участие в создании фонда помощи беженцам, куда перевела весь гонорар, почти полмиллиона долларов за фильм «Рыцарь без доспехов», оплачивала их переезд, помогала с оформлением американского гражданства и даже, говорят, предоставляла кров в своем доме.

Как только США вступили в войну с Германией, «Стальная орхидея» (прозвище, данное влюбленным в нее Эрихом Марией Ремарком) начала помогать продавать своей новой Родине военные облигации.

В 1943 Марлен отказалась сниматься в кино и отправилась на фронт, где за три года дала более полтысячи концертов перед войсками союзников в Северной Африке и Европе. Вместе с солдатами белокурая богиня, утонченная и богемная Дитрих, пряталась в окопах, ела из котелка немудреную еду, боролась со вшами и дизентерией, не обращала внимания на опасность и не жаловалась на отсутствие комфорта. Американский режиссёр и сценарист Билли Уайлдер как-то сказал:

Марлен Дитрих была на передовой чаще, чем сам генерал армии США Дуайт Эйзенхауэр.

Марлен Дитрих выступает перед солдатами на фронте, 1944 г.
Марлен Дитрих выступает перед солдатами на фронте, 1944 г.

Звание Рыцаря французского Почетного легиона и американская «Медаль за свободу», полученные за активное участие в борьбе с нацизмом, стали тем малым, чем могла отплатить ей антифашистская коалиция. Главной наградой стали народная любовь и благодарность тех, кому Марлен скрашивала тягости войны.

Все эти годы Дитрих искала родных, о судьбе которых ничего не было известно, ни на минуту не теряя надежды получить весточку. Так и случилось, как мечталось: в апреле 1945 года пришла новость о том, что ее сестра жива и находится под Ганновером, в недавно освобожденном концлагере Берген-Бельзен. По личной просьбе генерала Омара Брэдли военный самолет доставил Дитрих из Мюнхена на аэродром Фассберг, откуда армейский джип отвез ее до Бельзена. И все это на следующий день после долгожданного Дня Победы!

Элизабет нашлась! Она была жива, рада встрече с Марлен и… выглядела крайне упитанной, если не сказать больше. Она никогда не была заключенной в лагере Bergen-Belsen, где жертвами стали десятки тысяч человек. Сестра Марлен Элизабет все это время была женой офицера специальных служб (Truppen Betreuungs Offizier) Георга Вилла, управлявшего в концлагере кинотеатром и столовой для солдат и офицеров.

Дитрих вычеркнула сестру из своей жизни, не сказав впоследствии о ней ни слова ни в одном интервью и не упомянув о ней даже в мемуарах:

Мы все теряем наших матерей, теряем друзей, детей. Мы теряем и теряем… Это наша судьба. Как бы мы ни плакали, мы должны терять, должны горевать. Ничто не может спасти нас от разрушительной силы раскаяния. Остается одно: делать как можно больше для наших детей и семьи, чтобы меньше было сожаления и слез…

Марлен Дитрих. Фото Ирвина Пенна, 1948 г.
Марлен Дитрих. Фото Ирвина Пенна, 1948 г.

Комментарии

Новые статьи

Не пропусти