-9.6 C
Москва
Среда, 7 декабря, 2022

Новые статьи

Анастасия Кокеева: «Надо иметь возможность почувствовать себя такой, какой тебе хочется быть здесь и сейчас»

Анастасия Кокеева: «Надо иметь возможность почувствовать себя такой, какой тебе хочется быть здесь и сейчас»

Анастасия Кокеева — художник, дизайнер и автор ювелирных коллекций, завоевавших признание поклонников по всему миру. Удивительные кружевные украшения MyKi знакомы всем, кто увлекается модой. Сегодня мы решили поговорить с Настей о самом первом источнике ее дизайнерского вдохновения, об удивительных свойствах материалов — «ключей», из которых сделаны украшения ее линии Key-to-Ki, и о том, как ее особая «золотая» коллекция стала продаваться в ГМИИ им. А.С. Пушкина.

Фото: Надежда Гамова

Интервью с Анастасией Кокеевой, фото 1

С чего все началось?

Начиналось все из моего детства. Всегда, когда я оказывалась в гостях у моей бабушки, мой первый вопрос был:

А можно ли мне посмотреть содержимое сундучка?

А что за сундучок такой?

Судьба забросила мою бабушку в 40-е прошлого века в послевоенную Германию. Будучи большой рукодельницей, бабушка много вязала, шила, и у нее был сундучок с сокровищами: в нем хранились, на мой взгляд, истинные драгоценности — кружево, аккуратно намотанное на бумажные бобины, рукотворные ажурные воротнички, сетчатые перчатки… Под присмотром старших бабушка разрешала перебирать это волшебное содержимое. Спустя годы, когда бабушки не стало, этот сундучок стал моим, в некотором роде, это бабушкино мне завещание. Я часто перебирала его содержимое, которое мне напоминало о дорогом человеке. Параллельно я много шила, используя современное кружево по прямому назначению. Но то, что лежало в заветном сундучке я никогда не использовала, мне казалось это неверным. Натуральные волокна предполагают краткость жизни этой красоты. Возможно, оно идеально хранится в музейных условиях при определенной температуре, влажности, будучи правильно расправленное и бережно разложенное в витринах. Я видела очень много старинного кружева, которое при соприкосновении с руками попросту рассыпалось в прах.

Интервью с Анастасией Кокеевой, фото 2

И я задумалась, как можно эту красоту сохранить, законсервировать, что ли… Когда я задала химикам вопрос «можно ли покрыть кружево тонким слоем металла?», первый ответ был категорическим нет. Нет, потому что кружево, по своей сути, это хлопковая или шелковая нитка и не является токопроводником. Но мне очень хотелось преодолеть законы мироздания, и мы стали искать решения. Первые эксперименты дали весьма плачевный результат: дело в том, что я поначалу экспериментировала с винтажным кружевом, которое по своей природе очень и очень капризное, — оно начинает себя плохо чувствовать уже тогда, когда его просто опускаешь в соленую воду, не говоря уже про какие-то более сложные процедуры. И я стала работать с разными вариациями современного кружева, с которым удалось сделать несколько вполне успешных образцов. И тут уже начались творческие эксперименты, которые позволили усовершенствовать итоговый внешний вид, эластичность изделия, его вес, который не мог быть слишком большим. В серьгах, например, это неприемлемо.

Интервью с Анастасией Кокеевой, фото 3

Затем мы стали добиваться различных финальных отделок: вместе с химиками-технологами смотрели уже не только на поведение кружева под металлом, но и металла на кружеве — металлическое покрытие может быть глянцевым, матовым, черненым, беленым. Затем пробовали различные металлы, включая серебро и золото, добивались различных оттенков и эффектов. И что мне очень близко в этой истории, так это то, что одинаковых изделий быть в ней не может — как кружево, так и процесс покрытия его металлом позволяют получить особое, неповторимое изделие. То, что ювелиры называют pièce unique.

Интервью с Анастасией Кокеевой, фото 4
Интервью с Анастасией Кокеевой, фото 5

Кроме того, в этой технике есть удивительная особенность: из одного отреза кружева можно сделать совершенно разные изделия, глаз может выделить из кружевного раппорта совершенно разные фрагменты — в зависимости от этого рождаются иные по звучанию и настроению предметы. С точки зрения знания кроя и особенностей материалов в этом процессе сказались мои текстильные корни. С другой стороны, развитие кружевной темы именно как ювелирной линии мне понятно, этот процесс просто бесконечен, количество того, что еще хочется сделать — огромно.

Интервью с Анастасией Кокеевой, фото 6
Интервью с Анастасией Кокеевой, фото 7
Интервью с Анастасией Кокеевой, фото 8
Интервью с Анастасией Кокеевой, фото 9

В кружевной коллекции MyKi видны различные стили, различные источники вдохновения: от элементов архитектуры барокко, до фольклорных мотивов. Как это уживается в пространстве марки?

Так же как это уживается в этой голове. (Смеется, указывая на голову.) Если серьезно, то если говорить о практичной стороне вопроса, то в различных ситуациях женщины нуждаются в разных изделиях. Отсюда и различные по напряженности стили. Но то, чего вы никогда не увидите в этой коллекции, так это каких-то избыточных решений, аляповатых розочек и тому подобного.

Интервью с Анастасией Кокеевой, фото 10

Почему?

Я не готова представлять в коллекции MyKi изделия, которые не могу представить на себе.

А если клиент очень попросит?

Конечно, мы найдем тот вариант, который его устроит. Я хочу вам рассказать об одном феномене, с которым столкнулась в общении с клиентами. Чаще всего, ориентируясь по фотографиям, люди складывают свое первое мнение о дизайне изделий MyKi. Но оказываясь с ним тет-а-тет, обнаруживают иные качества, которые сложно передать фотографией. Например, сложно оценить особую пластику изделий, и даже их реальный размер. В конце концов, после примерки часто оказывается, что то, что хотелось изначально, не столь эффектно, нежели иные варианты, которые не брались в расчет. Так очень часто бывает, например, с серьгами MyKi.

Интервью с Анастасией Кокеевой, фото 11

Мой подход при создании украшений состоит также и в том, чтобы никто никогда не стал оценивать: а сколько это стоит? Вы видите уникальное, неповторимое изделие, оно вам нравится, оно вас украшает — и это главное. А про визуальное «дорого», про килограммы драгметаллов и караты — это не ко мне, хотя мы используем драгоценные камни — от кварца, топаза, до сапфиров и бриллиантов — это решение призвано подчеркнуть основной дизайн и расставить акценты, не более того.

Мои клиентки носят украшения MyKi и вечером, сочетая с классическими ювелирными украшениями, и днем — с белыми рубашками и с джинсами. Есть клиентки, которые миксуют одновременно изделия MyKi и линию Key-to-Ki, о которой я расскажу чуть позже.

Каково главное предназначение украшений MyKi?

На мой взгляд, надо иметь возможность выразить себя в данную минуту, почувствовать себя именно такой, какой тебе хочется быть здесь и сейчас. То, как мы выглядим, то, что мы на себя надеваем, макияж, который предпочитаем, аромат, к которому тянется рука — это один из многих способов коммуникации. С другой стороны, то, как я сегодня буду выглядеть, — это и акт творчества. Например, Наташа Туровникова, которая очень осознанно относится к тому, как она выглядит, заказала у меня два одинаковых браслета — Наташа носит их со строгим черным платьем, и они выглядят как две манжеты. В этой манере есть что-то очень древнее славянское, и в то же время — это современно.

Интервью с Анастасией Кокеевой, фото 12

Чьи национальные традиции находят отзвуки в твоем творчестве?

Я — японка. (Смеется.) По каким-то прошлым реинкарнациям — это точно… Мне очень близка японская эстетика. Но живу я в России, придумываю и произвожу коллекции тоже в России, и если говорить о географии, то MyKi — это российская марка. Если говорить о моем личном внутреннем содержании, об источнике вдохновения, то главенствует все же восточная, в частности, японская эстетика — она мне очень близка, для меня это некий эталон. Кстати, если вы представляете, как выглядят традиционные японские украшения, то вы можете отметить, что они очень похожи на кружево… Очень воздушные, почти эфемерные изделия, тем не менее, содержат очень выверенные, почти геометричные линии — при этом все очень тонко и изящно.

Вдохновения от Японии я черпаю из поездок в эту страну, из литературы, музейных работ.

Интервью с Анастасией Кокеевой, фото 13

Ты сталкиваешься со скептическим отношением к понятию «российский дизайн»?

Со скепсисом можно относиться к российской колбасе или к российской обуви… А если некие люди скептически относятся к творчеству, исходя из их отношения к национальности автора, то это вопрос к этим людям. Я видела огромное количество потрясающего национального дизайна, в том числе и российского, а также монгольского, камбоджийского… Какая при этом указана национальность автора под этим образцом — мне не важно. Я, например, родилась в Будапеште, моя фамилия имеет греческие корни, училась я в Москве и в Лондоне, путешествую я по всему миру, инспирируюсь в Японии, произвожу в России. И меня можно искренне называть российским дизайнером, а можно со скепсисом, но он для меня ничего не значит.

Интервью с Анастасией Кокеевой, фото 14

Где ты находишь образцы кружева для коллекций MyKi? Как это происходит?

Кружево для коллекций MyKi покупается в самых различных странах мира: Германия, Бельгия, Италия. Но главное — это не страна происхождения, а возможность увидеть в кружеве ювелирное украшение. Оно может быть сложным, многослойным и многоплановым, но я понимаю, что украшением ему не стать, что это просто кружево.

Интервью с Анастасией Кокеевой, фото 15

А самый первый образец кружева, с которого все началось, использовался ли он для украшений?

Нет, его предназначение — оставаться частью истории моей семьи, я постараюсь его сохранить и передать следующим поколениям. Хотя небольшой его фрагмент в действительности был отрезан и использован мной для декорирования выставочной пары балеток Repetto, сначала она демонстрировалась в московском ЦУМе, а теперь эта пара находится в музее марки в Париже. Я использовала вместе с кружевом перья и вышивку — на мой взгляд, это было достойное применение фрагмента бесценного для меня образца.

Как родилась идея линии украшений Key-to-Ki?

Я уже говорила про мое увлечение Востоком, так кружевная линия получила название MyKi, иначе говоря — «Мое Ки». Ки — японское слово, обозначающее то же, что и известное китайское Ци (Chi), — это обозначение энергии, вечно движущейся и неиссякаемой, той, которая лежит в основе устроения Вселенной. А MyKi — эта та энергия, которой я могу поделиться, она становится вашей, и это ключевое в моем творчестве. Но ювелирный мир, который мне близок, — это не только работа с металлизированным кружевом, ведь существует еще столько всего, с чем хочется поработать. И вторая коллекция получила название Key-to-Ki — это коллекция ключей, зажигающих энергию, отворяющих ее свободное движение в человеке. Это ключи как в прямом, так и переносном смысле — это особые камни, металлы, все то, что называется Spirit Jewellery. Изделия Key-to-Ki — больше чем предметы, это то, что заряжено особой энергией, особым смыслом.

И верите вы в это или нет, но это работает.

Интервью с Анастасией Кокеевой, фото 16
Интервью с Анастасией Кокеевой, фото 17
Интервью с Анастасией Кокеевой, фото 18

И как это работает?

Это очень индивидуально, но мой опыт, моя частица истории, подтверждает факт влияния натуральных камней на энергию человека. Камни работают веками, хотим мы в это верить или нет. Например, бриллианты обезболивают, и женщины шли рожать именно в украшениях с этими камнями. А цитрин помогает зарабатывать деньги. Вариантов много. Да, это работает, но другой вопрос, что мы не всегда чувствуем эти потоки, так как мы меняемся ежесекундно. Важно иметь возможность протянуть руку к «своему» украшению, и понять, что вам оно реально нужно именно сейчас. А через неделю вы о нем не подумаете — оно вам будет не нужно. Тут есть некая замкнутая система, ведь не только камни помогают нам, но и мы можем заложить в них наши желания и просьбы. Например, шунгит, совершено бесценный горный естественный минерал, используемый, в том числе, в медицине, косметологии. Обратила внимание, что подавляющее число людей, которые стали обладателями браслета из шунгита, всегда остаются в полном восторге, и признают, что это именно их камень.

Интервью с Анастасией Кокеевой, фото 19

Отчего так происходит?

Дело в том, что шунгит — один из мощнейших камней, осязаемо влияющих на нашу энергию, он снижает давление, облегчает многие болезненные состояния, одним словом — работает. Или обратите внимание на лаву: вы представляете себе энергетику вулкана? Я не думаю, что по энергетике это проще или хуже бриллиантов. Также в коллекции использованы и иные формы, влияющие на энергетику человека: например, в коллекции Key-to-Ki я использую отлитые в золоте и серебре семена рудракши.

Интервью с Анастасией Кокеевой, фото 20

Расскажи об этом символе, что это?

Семена рудракши — это высушенный плод голубого кипариса. В поверхности этого плода можно различить несколько лиц Будды. Совокупность количества этих лиц в различных традиционных изделиях в Азии является носителем определенного сакрального смысла. Но общий смысл ношения семян рудракши сводится к долголетию, к рассеиванию беспокойств и заблуждений, а также рудракша способна дарить богатство и осуществлять желания.

Интервью с Анастасией Кокеевой, фото 21
Интервью с Анастасией Кокеевой, фото 22

Кроме того, я использую в украшениях и такой особый символ как Ваджра. Ваджра — это один из основных символов буддизма, и представляет собой скипетр, образованный двумя трезубцами. В центре конструкции — шар, обозначающий просветлённый ум, сквозь который струится радуга энергий Земли, Воды, Огня, Воздуха и Пространства. Изделие с Ваджрой — особый подарок, он символизирует то, что нельзя разрушить, в то же время он разрушает безверие. Кроме того, украшение с Ваджрой охраняет владельца от негативных энергий.

Интервью с Анастасией Кокеевой, фото 23

Браслеты в твоей коллекции собраны из различных по энергетике камней, форм и сочетаний. О чем эти сочетания?

Я думаю, что слова, сказанные на разных языках, но обозначающие одно и то же — это одинаковые вибрации. Вы можете сказать слово «любовь», а затем имя вашего любимого человека — это будет одно и тоже. И неважно какие буквы произнесены. Важно, на мой взгляд, понимать и чувствовать смысл ритма, цветовых сочетаний, фактур и материалов. Если внимательно посмотрите, все браслеты немного различаются, каждый из них собран вручную и наделен своим смыслом.

Интервью с Анастасией Кокеевой, фото 24

А как найти «свое» украшение?

Расскажу вам одну историю: моя клиентка решила подарить браслет мужу на 14 февраля. Но она очень волновалась, так как ее муж никогда не носил подобные украшения, и она заранее была взволнована тем фактом, что ему может не понравиться подарок. Я предложила вместе с ней сделать такой браслет, чтобы с одной стороны он его не оттолкнул, а с другой стороны почувствовал, что в него было вложено. Ключевые слова в этой истории: «давай выберем вместе». И мы сели и стали выбирать составляющие, клиентка держала каждый камень в руке: «да, это он, а это — нет». Иными словами, она вложила в это украшение душу. Она не просто взяла с полки браслет, — она реально с этим пожила, тайно выведала размер, ведь правильный браслет должен облегать руку, не болтаться и не сдавливать запястье. Мы вместе выбрали все составляющие, от точного диаметра камней, до вида обработки металла. Безусловно, подобное внимание к деталям — это отражение того, как мы чувствуем нашу вторую половину, как ее знаем, как хотим ее знать.

Интервью с Анастасией Кокеевой, фото 25
Интервью с Анастасией Кокеевой, фото 26

И точно также, внимательно и с любовью, можно выбрать украшение для себя. Но тут есть два пути: первый — это начать вникать в суть предметов, осознанно подойти к выбору камней, начать понимать, что обозначает каждый иероглиф; второй способ — иной, его суть заключается в том, что можно относиться к украшениям Key-to-Ki просто как к красивым и актуальным украшениям.

Расскажи, пожалуйста, о коллекции, которую ты сделала для Государственного музея изобразительных искусств имени А. С. Пушкина. Как к тебе пришла эта идея?

Эта идея пришла не мне, не буду лукавить. Это идея Марины Викторовны Салиной, большого сподвижника. Музей сам нашел меня, его представители встретились со мной и рассказали, что никогда не делали украшений, инспирированных его экспозициями для продажи в их 3-х магазинах. И предложили пройтись по залам музея и выбрать свой источник вдохновения…

Интервью с Анастасией Кокеевой, фото 27
Интервью с Анастасией Кокеевой, фото 28
Интервью с Анастасией Кокеевой, фото 29

Это был своеобразный carte blanche?

Да, меня не ограничивали по срокам и не давали никаких «рекомендаций» или ТЗ. Просто сказали, что хотят видеть нечто современное, «носибельное» и финансово доступное.

Интервью с Анастасией Кокеевой, фото 30
Интервью с Анастасией Кокеевой, фото 31
Интервью с Анастасией Кокеевой, фото 32

И в какие залы музея ты пошла? Между чем выбирала?

Мне как-то сразу понравилась идея с золотом Трои. В представленной в музее коллекции «Золото Трои» содержится огромное количество идей для дальнейшей трансформации.

Мне показалась захватывающей мысль обладания украшением, прообраз которого носили женщины несколько тысячелетий назад.

Интервью с Анастасией Кокеевой, фото 33
Интервью с Анастасией Кокеевой, фото 34
Интервью с Анастасией Кокеевой, фото 35
Интервью с Анастасией Кокеевой, фото 36

Как долго создавалась коллекция?

1,5 месяца. Мы сделали сразу несколько текстур золота: матовую, глянцевую и патинированную. Выбрали матовую — эта текстура максимально подошла к современной транскрипции античного золота.

Какую задачу ты поставила перед собой в работе над этой коллекцией?

Я никогда не берусь сделать то, с чем не справлюсь, и в своей работе постаралась рассказать об античных предметах современным языком, не теряя в этом рассказе их уникальности. Если положить рядом, например, два колье, то поймете, что они разные. При сборке изделия мастер не стремится повторить предыдущее, оно рождается так… как рождается. Все изделия, состоящие из нескольких деталей, индивидуальны и каждое содержит свой особый набор элементов. Плюс мы используем ручной финишинг — для передачи рустикальной, мятой текстуры. Одним словом, перед вами — реальный pièce unique, второго подобного предмета в коллекции вы не найдете. Я считаю, что возможность купить в музее оригинальное украшение, которого более ни у кого нет, — это особые ощущения.

Это даже не про счастье обладания, а про приобщенность к истории, к искусству, к прекрасному, пережившему века.

Интервью с Анастасией Кокеевой, фото 37

Комментарии

Новые статьи

Не пропусти