Александр Добровинский — адвокат, специалист по трудным разводам, коллекционер, радиоведущий, филантроп… Можно перечислять еще долго. Кто же Вы, Александр?

Я? Сам у себя я любимый. (Смеется.) Это взаимная любовь. Возникнув как-то раз, она постоянно культивируется. Однажды, я задумался над тем, какие у меня положительные и отрицательные качества, и сделал вывод, что мое главное отрицательное качество состоит в том, что я не знаю всех своих положительных качеств, а главное мое положительное качество в том, что я знаю пару своих отрицательных качеств. Так что мы с Александром Андреевичем живем душа в душу, понимаем друг друга, нам легко и комфортно вместе, а, главное, интересно! (Смеется.)

Мужчина с отличным чувством юмора — большая редкость в наши дни!

С моей прошлой женой мы просто умирали от смеха на разводе. На нас смотрели как на сумасшедших, а мы обхохатывались, что-нибудь вспомнив.

Что-же Вы вспомнили?

Ну, как кровать сломали, от смеха тоже. (Смеется.) В моей семье всегда ценили в первую очередь чувство юмора, а еще выше чем чувство юмора ставили чувство самоиронии.

Без самоиронии жить нельзя.

Люди, которые к себе относятся слишком серьезно, — это ужасные скучные люди, с которыми неинтересно общаться. Мой народ 5700 лет выжил только благодаря тому, что мог над собой улыбнуться.

Сколько у Вас было жен?

Своих или вообще? Официальных, когда мы шли в ЗАГС? Раз, два, три.

А неофициальных?

Скажу, что это всегда были потрясающие отношения и даже после расставания.

Вы дружите со всеми?

Не разлей вода. Есть исключения, но в основном это так.

Фото: Алексей Дупляков

Александр Добровинский: «Люди, которые к себе относятся слишком серьезно, — это ужасные, скучные люди», фото 1

Это еще одно положительное качество, но Вы же разводите большое количество людей в этом городе?

И развожу, и мирю.

Что чаще случается: разводы или примирения?

Чаще случаются, конечно, разводы, ведь есть отягощающие обстоятельства. Но когда удается пару помирить, это стоит сотни разводов!

Многие клиенты после этого остаются Вашими друзьями?

Да конечно, ведь момент, когда ты протянул руку, чтобы дать, а не забрать, очень важен для человека в беде. А каждый развод — это трагедия. Ведь люди женились, чтобы рука об руку пройти по тернистой и извилистой дороге жизни, быть вместе до самого конца, и вдруг наступает крах семьи. В это время вокруг возникает масса людей, которые там дают советы, здесь дают советы, посередине часто находятся дети, которые должны занять какую-то позицию, или взрослые пытаются, чтобы дети заняли эту позицию. Часто вступают еще родители, которые гнут свою линию. Советчиков море! И вдруг находится человек, который говорит: «Слушайте, а давайте я попробую вас помирить». И когда это получается, наступает совершенно шоковое состояние!

Неожиданная история, тем более, когда Ваша работа заключается в том, чтобы оставаться на стороне клиента.

Я и остаюсь на стороне клиента, по-другому нельзя. Но попытаться убедить человека в том, что надо подумать и помириться, это здорово. Кстати, одно из самых крупных дел, которое у меня было, произошло благодаря такому событию. Ко мне пришел разводящийся муж, сын очень состоятельного человека.

Александр Добровинский: «Люди, которые к себе относятся слишком серьезно, — это ужасные, скучные люди», фото 2

К Вам другие и не приходят!

Почему? У меня масса друзей, которым надо помогать. Да и просто есть люди, которые приходят получить визитную карточку, чтобы потом напугать мужа или жену. Такое тоже бывает. (Смеется.)

Так вот, они пришли вдвоем с отцом с определенным намерением женщину «порвать и растоптать». Я слушал-слушал, а потом сказал: «Зачем вам это делать? Она же прожила с вами столько лет, когда вы шли с ней под венец, вы, наверное, ее любили. Почему сейчас надо выкинуть ее на улицу, объясните мне? Чтобы закончить это раз и навсегда, давайте сделаем брачный контракт. Оставьте по нему ей квартиру, машину, дачу и дайте 200-300 тысяч долларов. Для вас это ничто, как на метро съездить». Они удивились оба, но послушались. И когда они подписывали этот договор, то муж ей сказал: «Не могу понять, зачем я это делаю, но попался странный адвокат, который настоял, чтобы тебе дали все эти деньги. Пошли ему бутылку коньяка». Женщина это запомнила и годы спустя прислала ко мне одну клиентку. Та пришла в слезах — она расходилась с феноменально богатым человеком, которого очень боялась, и все что она хотела от него, чтобы он ей оставил бутик, аренду под магазин в Москве. История закончилась тем, что она получила 620 миллионов долларов вместо бутика.

Сложно ли выступать против людей такого уровня? Они потом не мстят?

Именно поэтому сюда и приходят. Возьмем, например, громкий процесс между Слуцкер, который широко освещался в СМИ. Когда я разговаривал с клиентом, который был не способен взять удар на себя, я сказал: «Послушай, в этой истории нужен кто-то, на ком сосредоточится вся ненависть. Я стану тем, кто вызовет огонь на себя». И это было сделано, против меня выступали 24 адвоката, а я был один.

И когда судья произносила свое решение, она сказала, что за два десятка лет работы она не видела случая, чтобы сторона сосредоточилась на том, чтобы доказать, что не прав адвокат, а не ответчик. С некоторых то пор это стало некой визитной карточкой моей работы. Я забираю весь негатив на себя, беру на себя весь удар, и опасность проходит мимо моего клиента. Противодействующая сторона понимает, что это я все придумал, и что я пойду до конца, и ее гнев идет на меня, а не на моего клиента. Это происходит и в зале суда, и за его стенами, от начала и до конца.

Расскажите о Вашем увлечении искусством. Я знаю, Вы коллекционируете картины, часы, фарфор…

Да, у меня 22 коллекции. В общей сложности, как говорят музейщики, 40 тысяч единиц хранения.

Вы храните коллекции в России?

Да, конечно, я все привожу сюда. Вот вы сейчас сидите рядом с барсеткой Наполеона. Потрогайте, он с ней изъездил всю Европу и застрял здесь в России. (Смеется.)

Александр Добровинский: «Люди, которые к себе относятся слишком серьезно, — это ужасные, скучные люди», фото 3

А какие у Вас еще слабости, кроме любви к прекрасному?

Даже не знаю, слабость ли это, но я никогда не мог ударить или просто повысить голос на женщину. А иногда они так доводят. (Смеется.) Я не умею кричать, совсем не умею. Пару лет назад на этом ковре был случай, когда мой секретарь, ассистентка, сделала глупость, и я, так как кричать не умею, начал на нее шипеть. Она упала в обморок прямо здесь. Мне кажется, чем тише ты разговариваешь, тем больше внимания люди на тебя обращают, ведь они начинают прислушиваться. Так что крик это не мое. Правда, иногда хочется гавкнуть, а я не могу.

Вы много путешествуете?

О да! Я путешествую всю жизнь, но еще не все перевидал. Один минус — я люблю возвращаться туда, где мне было хорошо.

А часто так бывает? Мне вот полюбилась Сардиния, я туда езжу каждое лето. Но лучшая поездка в моей жизни — это в Перу, и я не уверена, что смогу туда скоро вернуться.

По-разному. Я как раз был на Сардинии, и мне там не понравилось. А понравилось в Таиланде! Я купил на Пхукете виллу, машину, и езжу туда уже 18 лет. Каждый год задумываюсь над тем, что надо бы куда-нибудь в другое место съездить, но ближе к новому году всегда возникают мысли: «А куда? А зачем? В Таиланде так хорошо!», и я опять лечу туда. Это моя дальняя дача, там так хорошо зимой!

Александр Добровинский: «Люди, которые к себе относятся слишком серьезно, — это ужасные, скучные люди», фото 4

Красиво жить не запретишь. А о чем Вы мечтали в детстве и мечтаете сейчас? Вы осуществили свои стремления? Говорят, что мужчины, достигшие успеха, перестают мечтать.

Я еще не вырос, чтобы перестать мечтать. (Смеется.) Я в детстве очень хорошо знал, чего хочу.

Наверное, это были цели, а не мечты.

Нет, мечты. Ведь я хотел роллс-ройс. Кто бы мог подумать в советское время, что у меня будет роллс-ройс. Но моя мама в детстве мне сказала, что все, о чем человек мечтает, материализуется. У меня были сумасшедшие мечты, и постепенно я их реализовал, но они снова и снова появляются. Хотел пописать с моста Пон-Нёф в Париже днем — сделал. Хотел познакомиться с Брижит Бардо, так она сама пришла ко мне случайно.

А если серьёзно?

Наверное, сделать фильм и попробовать себя в качестве режиссера. Я очень люблю новое! Все мои коллекции — это открытия для себя и для мира. Я собираю то, что никто не собирал, я люблю заниматься тем, чем никто еще не занимался.

Это будет художественный фильм?

Скорее всего да. Я почти отчаялся найти для себя сценариста и режиссера. Я столкнулся с тем, что писать книги и быть драматургом это совершенно разные вещи. Писать, вызывать улыбку у меня получается — уже вторая книга выходит тиражом в два раза больше запланированного. Но драматургия — отдельный жанр: ты должен представлять себе сцену или съёмочную площадку со всеми вытекающими оттуда требованиями. Я пробовал поработать с несколькими сценаристами, но они люди творческие, и начинают мне советовать и предлагать то, что я, например, не хочу. У меня уже лежит пару сценариев, которые меня не устраивают, их надо переделывать. Я бы хотел сам снять фильм по своим задумкам, и сам за него отвечать, а не оправдываться, сетуя, что так плохо получилось, потому что режиссер был плохой. Я всегда несу ответственность за то, что делаю.

Александр Добровинский: «Люди, которые к себе относятся слишком серьезно, — это ужасные, скучные люди», фото 5

Это редкое качество, которое отличает успешного мужчину от неуспешного, — способность брать на себя ответственность за людей, за ситуации.

Да редкое, особенно, в российской культуре. Сколько бы раз человек не опаздывал, он всегда найдет причину и оправдание: пробки, живот болит, месячные. Терпеть не могу этого. Редко, когда человек приходит и говорит: «Извините, я опоздал, моя вина.», — и точка. Я такой, меня так воспитали — нести ответственность за свои поступки.

А были ли случаи, когда Вы сожалели о своих поступках и хотели бы все изменить?

Конечно. Есть анекдот, который я часто рассказываю своим клиентам. (Смеется.) Накануне 15-летнего юбилея свадьбы жена просыпается и видит, что на кухне сидит муж. Перед ним рюмка водки, огурчик…

— Дорогой, ты отмечаешь один?

— Не совсем.

— А почему ты пьешь?

— Если бы я тебя 15 лет назад задушил, то сегодня бы вышел на свободу. (Смеется.)

Безусловно, есть вещи, о которых ты жалеешь, и которые засели в тебя и терзают воспоминаниями. Но еврейская мудрость гласит, что опыт — это твои ошибки, и мы никогда не считаем опытом то, что мы сделали хорошего. Время от времени я задумываюсь, чтобы я сделал иначе, что бы было, если бы я в 1992 году приехал в Россию и занялся нефтью. Наверное, жизнь бы сложилась по-другому. (Смеется.)

Бедные женщины остались бы без идеального адвоката, защитника и заступника! Среди ваших клиентов женщин больше чем мужчин?

Нет, примерно одинаково.

А кого защищать интереснее, женщин или мужчин?

Вы знаете, интересней всего сложные дела. С женщинами труднее, но приятнее. Объясню. На определенном этапе женщина ощущает, как адвокат становится, то есть я становлюсь, ее братом, отцом, поверенным…

Сильным мужским плечом?

Да, и подсознание женщины хочет сказать спасибо. Она ищет человека, который за нее судится или ходит с бандитами разговаривать, или качает права с ее мужем, что фактически то же самое, что с бандитами разговаривать, который огородил ее от всех бед и сулит прекрасное будущее, отблагодарить. А как женщины говорят спасибо, надо ли объяснять. И вот наступает момент, когда тебя приглашают отпраздновать победу в ресторане, и я уже знаю, что будет дальше.

Разве мужчине не приятно, когда в него влюбляется большое количество женщин?

Если мы заговорили о любви, я вам расскажу, я большой специалист в этой области. Человеку абсолютно все равно любят его или нет, для тебя важнее, что любишь ты. Человек искренне хочет доказать свою благодарность, поэтому его ни в коем случае нельзя обидеть. Лучше всего прийти на ужин с подругой, с женой, что расставляет все точки над i. Ведь ты пришел с любимой, и все. Но это приходит с опытом. У меня были очень тяжелые случаи, когда теряешь клиента. Меня предупреждал еще брат дедушки, дядя Фима, очень известный адвокат в Ленинграде. Никогда не защищать родственников, если проиграешь, будет все плохо: обиды, скандалы и т.п. И спать с клиентками можно только после того, как все закончится. Почему? Во-первых, перестанут платить. (Смеется.) У меня был случай, когда я не послушал дядю Фиму много, много лет назад: мы выиграли, все было замечательно, но вот передо мной лежит для нее счет, а девушка приходит и говорит: я хочу поехать отдохнуть, дай мне, пожалуйста, денег… Это не входило в мои планы, когда мы занялись юридическим делом.

Александр Добровинский: «Люди, которые к себе относятся слишком серьезно, — это ужасные, скучные люди», фото 6

Да, пожалуй, это тяжелое бремя быть Вашей женой. Марина Добровинская мудрая и красивая женщина.

Марина любимая, другой жены уже быть не должно и не будет никогда. Марина гениальный человек. Мы одной породы, прошли одну школу жизни, оба были эмигрантами. Она первая женщина в моей жизни, которая смогла создать дом, куда меня влечет и куда хочется возвращаться. Мне с ней интересно, и ей, надеюсь, со мной тоже.

Вы ей помогаете?

Завтра буду у нее на курсах искусствоведения Phillips читать лекцию. У нее заболел преподаватель, и я должен буду прочесть лекцию о фотографии. О Родченко и о Хельмуте Ньютоне, о двух фотографах, которых я люблю и собираю. На лекциях я всегда рассказываю о своих впечатлениях, о своем видении этих людей. Когда человек читает лекцию в общем, не пропуская через призму своего восприятия, слушать очень скучно.

Скажите, Вы всегда добиваетесь намеченного?

Практически да. Но бывает, что начал делать, и как бы надо продолжать, а мне лень идти дальше.

Вы столько всего успеваете, у вас есть лень!?

Хочется успеть все: и тут, и там. Я делаю радио программу «Йога для Мозгов» на Серебряном дожде. Программа идет уже четыре года с феноменальным рейтингом, ее слушают как школьники, так и пенсионеры. Я помню, вы с Виталием Козаком были у меня в гостях. У меня на программе весело! Но я уже размышляю, чтобы еще такое новенькое придумать, вы ведь помните, что я любитель новизны!

Возможно это будет программа на телевидении?

Весьма вероятно.

Ну что же, большому кораблю — большое плавание!