Полина Аскери: «Сегодня я нахожусь в гостях у одной из самых известных фигур на современной арт-сцене — Айдан Салаховой. Художник, галерист, преподаватель и общественный деятель, Айдан известна даже далеким от художественной среды людям, благодаря ее харизме и заслуженному авторитету, а отчасти и скандалам, связанным с характером и тематикой ее творческих работ.

В конце 2013 года состоялся наш совместный фотопроект: новая вариация серии работ „Предназначение“, в котором Айдан с присущим ей изяществом снова исследовала тему гендерных ролей. Тему мужчины и женщины мы несомненно затронем и в этом откровенном интервью…»

Фото: Надежда Гамова

Интервью Полины Аскери с Айдан Салаховой, фото 2

Айдан, я просмотрела большое количество публикаций о тебе и заметила множество скандальных историй. Скажи, почему так происходит? Может всему виной твоя бурная энергетика?

Знаешь, когда я что-то делаю, то не думаю о скандале. Просто современное общество очень консервативно в своих взглядах на жизнь и искусство. Человечество в целом идет вперед, но реакция многих людей не меняется годами. К тому же в нашей стране нет хорошего культурного уровня, возможно, поэтому любой неоднозначный проект воспринимают данным образом. Люди не понимают язык актуального искусства, не понимают современный язык художественного высказывания.

Но так происходит не только в России. Твои скульптуры не допустили к выставке в павильоне Азербайджана на биеннале в Венеции. Чем закончилась эта история?

Одну из скульптур взял в экспозицию итальянского павильона Викториус Гарбе. Это был «Черный камень». Изначально Викториус хотел взять скульптуру девушки в парандже, но поскольку она весила 1,5 тонны, пол павильона просто не выдержал бы. На самом деле, для меня загадка, почему мои работы запретили, поскольку никакой провокации в них заложено не было. Композиция состояла из девушки в парандже, стоящей перед Черным камнем, святыней Мекки. В этой работе я сделала точную копию обрамления Черного камня, и единственное изменение, которое я внесла, заключалось в том, что из-за людских страданий и молений камень превращается в слезу, которая вытекает из этой оправы.

Так зрители эти работы все же увидели?

Как ни странно, этот скандал имел позитивные последствия. Благодаря ему на меня обратила внимание одна из ведущих галерей в Арабских Эмиратах. На Венецианской биеннале была также снята с показа графика, на которой женщина держит минарет. Эти же миниатюры были выбраны для выставки в OАЭ.

Интервью Полины Аскери с Айдан Салаховой, фото 1

Расскажи о том, как ты начинала? У тебя замечательный отец, выдающийся живописец, повлиял ли он на тебя?

В детстве я всегда рисовала, но не думала становиться художником, я хотела стать биологом. Потом родители уговорили меня поступить в художественную школу, и с 9 класса я так и не ушла с этого направления. Поскольку у меня все в семье художники, то мне казалось, что во всех семьях все всегда рисуют, и так и должно быть. Моя первая выставка, на которой был выставлен триптих «Cтальной оргазм на оранжевом фоне» состоялась в 1986 году.

Вот видишь, ты не изменяешь своей сексуальной теме.

На самом деле, о сексе все думают, просто я честно и открыто о нем говорю.

Как прошла твоя последняя выставка в Дубае?

Поскольку у меня была музейная выставка, то часть работ уже принадлежала частным коллекциям, другая часть была куплена сразу же после выставки.

У тебя есть клиенты, которые покупают твои работы постоянно, есть друзья, которые поддерживают, а как насчет новых почитателей?

Конечно, есть и новые лица, например, галерея «Квадро» продала мои работы разным коллекционерам из Арабских стран. Конечно, у меня есть вещи, которые хотелось бы держать в поле зрения, поскольку они выставочные. Многие хотели купить скульптуры женщин в парандже. Но поскольку я хочу отдать их в хорошие руки, и только втроем, в полном комплекте, именно потому они все еще у меня. (Смеется.)

Интервью Полины Аскери с Айдан Салаховой, фото 3

А где изготавливаются твои скульптуры?

Я делаю все в Италии. В районе Каррары, где добывают лучший белый мрамор, есть «Студия Николи», которая существует уже около 250 лет. Многие художники делают там свои скульптуры.

А тебе не жалко расставаться со своими работами?

Ты знаешь, с какими-то жалко… Но заканчивая работу, ты уже сознаешь, что тебе придется с ней расстаться.

Какие планы у тебя на этот год?

Я уже запланировала серию скульптур, но пока не буду озвучивать, в каком направлении. Я начну их делать в феврале-марте, думаю, работа займет полтора года.

Касательно нашего совместного фото-проекта, ты напечатаешь его, и что дальше? Наша презентация наделала много шума, у меня часто спрашивают, не хотим ли мы сделать серию совместных вечеринок?

Да, действительно, наша с тобой работа, вызвала интерес у многих. Я планирую показывать проект на выставках.

Полина Аскери в проекте «Предназначение»
Полина Аскери в проекте «Предназначение»

Все обсуждают, какой ты харизматичный и безумно энергичный человек. А какие тебе нравятся мужчины?

Мне нравятся помоложе. (Смеется.) Я очень активный человек, хожу на мероприятия, в ночные клубы, поэтому с молодыми мне гораздо интереснее.

Ты часто влюбляешься?

Не часто, но сильно.

А почему ты не замужем?

Я была замужем, и поняла, что это не совсем мое. Поскольку семья — это работа, причём не простая. Это целый тяжелый проект. Когда же мужчина понимает, что искусство я люблю больше, то начинается ревность. И когда ты начинаешь при этом метаться и пытаться быть на двух фронтах идеальной, то проигрываешь в обоих случаях. А что семья значит для тебя?

Для меня семья — это любящий и любимый мной мужчина и то место, куда ты хочешь возвращаться всегда. Для меня семья — это единое целое, моя помощь и поддержка.

Еще раз повторю, это в первую очередь работа, причем 24 часа в сутки. Я растила ребенка одна, с тех пор как ему исполнилось два года. Но воспитание ребенка — это нечто другое… Мужчина требует большего внимания!

Ты встречаешься с мужчинами из творческой среды?

Знаешь, у меня был муж из творческой среды, поэтому больше не хочу. (Смеется.) Два художника не смогут ужиться вместе! Я думаю мужчинам со мной тяжело: я часто задерживаюсь в студии до 2 ночи, и ни одному мужчине это не понравится. Я не понимаю контроль и ревность, поэтому требую такого же отношения к себе. Не переношу, когда меня лишают свободы!

Ты с самого начала была такой?

Я не ревнивый человек, что многие мужчины воспринимают как равнодушие. На самом деле я просто такой человек. Всегда нужно жить и делать то, что ты хочешь, все остальное — это социальные установки.

Интервью Полины Аскери с Айдан Салаховой, фото 5

А были ли моменты, когда тебе нужно было выполнять эти социальные установки?

Конечно, я просто со временем поняла, что так нельзя. С возрастом начинаешь ценить время и понимать, что нельзя делать того, что ты не хочешь. Все нужно делать в свое удовольствие! Я прочла когда-то книгу Самурая, где один из принципов гласит: «Ты должен воспринимать каждый день, как последний». И я стараюсь жить по этой концепции.

Что тебе больше всего нравится самой в себе?

Я думаю спонтанность.

А что тебе больше всего не нравится?

Моя лень, я очень долго собираюсь что-либо начать. (Смеется.)